Направьте свою энергию в нужное русло
Нет заголовка для файла stat199940
Новые вакансии:
  • Менеджер ресторана. Стаж работы: 1 год. - Организация работы ответственных зон (кухня, касса, зал) - управление персоналом в смене, обучение персонала, - Взаимодействие с гос...
  • Монтажник СКС. Стаж работы: 1 год. • Знание и практика монтажа электрических и телекоммуникационных систем. • Знания в области электрики‚ автоматики. • Знание норм прокладки ...
  • Охранник . Обязательно наличие разряда, знание ПК приветствуется. Пост охраны, контрольно-пропускной режим, видеонаблюдение, и т.д. график суточный: 1/2, 2/2, 3/3. график д...

Более 600 тысяч предложений работы! Вакансии от прямых работодателей и агентств.

Прогноз погоды Россия, Москва
-°C



Владимир Коренев знаком массовому зрителю по фильму "Человек-амфибия", где он сыграл одну из главных ролей - Ихтиандра. С тех пор им сыграны десятки ролей в театре и в кино. Вот уже в течение многих лет народный артист России Владимир Борисович Коренев является ведущим актером Московского академического драматического театра им. К.С. Станиславского. Из одиннадцати спектаклей, идущих на сцене театра, в девяти он играет главные роли.

- Владимир Борисович, банальный вопрос - как вы стали артистом?

- Это, наверное, самый сложный вопрос. С одной стороны, все произошло достаточно обыденно. А с другой стороны, уже позже, когда я задумывался об этом, то понял, что, наверное, в случившемся есть некая предопределенность, "рука судьбы", что ли... Учился в школе, в маленьком провинциальном городке Измаиле, который в свое время Суворов отбивал у турок и в котором нес службу мой отец - по профессии военный. Преподавание в школе проходило на двух языках - русском и украинском. Но ни тот, ни другой язык никто толком не знал. Все мы говорили на чудовищной смеси, некоем малороссийском сленге. Я был практически безграмотен.

Совершенно неожиданно отца перевели служить в Таллин, замечательный готический город, с большими культурными традициями. Я пошел в школу, в пятый класс. Меня посадили на последнюю парту, и вдруг я почувствовал, что ничего не понимаю из того, что говорят ребята, учителя. Появились комплексы... Но я решил не сдаваться. В моем доме на первом этаже была районная библиотека для взрослых, и старушка-библиотекарша, видимо, из сострадания к моей "тунгусской темноте", разрешила мне брать книги. Читал я запоем и вскоре догнал сверстников. В то время Таллин был действительно средоточием культуры. Прекрасный драмтеатр, опера, где пел Георг Отс, хоровое искусство... Со страстью неофита я все это впитывал.

В нашей школе был театральный кружок, который вел актер Таллинского драмтеатра Иван Данилович Россомахин. Этот человек настолько сумел всех нас увлечь театром, что после окончания школы 12 кружковцев стали профессиональными артистами. И какими! Лариса Лужина (которая, кстати, сидела со мной за одной партой), Виталий Коняев, Игорь Ясулович... В те годы пиетет театра был необычайно высок. Естественно, не было коммерциализации сознания, свойственной нынешней молодежи.

В общем, к моменту окончания школы вопрос о выборе профессии передо мной не возникал.

- Вы приехали поступать в Москву?

- Да. Поступил в ГИТИС. Моими учителями были замечательный актер и режиссер Г. Г. Конский и народная артистка СССР О.Н. Андровская.

- Расскажите о ваших первых ролях...

- Я начинал с кинематографа, хотя я театральный актер и театр люблю гораздо больше, нежели кино. Будучи на последнем курсе института, я снялся в "Человеке-амфибии". Завершение обучения в институте как раз совпало с окончанием съемок.

- После этого фильма вы в одночасье стали всенародно известным и любимым актером...

- Популярность действительно была очень большая. Но я не могу сказать, что стал актером благодаря съемкам в этом фильме. По-настоящему я стал им гораздо позже, уже работая в театре. Театр - это настоящая школа. Моя творческая судьба связана с театром Станиславского. Здесь всегда было у кого поучиться. В начале шестидесятых театральная труппа была просто фантастической: Е. Весник, Е. Леонов, Е. Урбанский, молодые Г. Бурков, А. Филозов... Это были годы хрущевской "оттепели". Появлялись новые театры. В общем, время для занятия искусством было замечательное. Я очень благодарен своим товарищам и театру, исповедующему психологическое направление в искусстве.

- После роли Ихтиандра вас, вероятно, стали воспринимать как актера определенного амплуа?

- Да. И я это отлично понимал. Мне начали предлагать роли романтических героев. Приходилось отказывать, ибо я боялся заниматься "самотиражированием" и в дальнейшем играл характерные роли, в основном отрицательных персонажей. Были и комедийные роли. Но опять же, все это было, как говорится, "постольку, поскольку..." Я по убеждению театральный актер, и самые сильные актерские впечатления у меня связаны именно с театром.

- На Западе даже единственная удачно сыгранная роль в кассовом фильме материально обеспечивает актера на всю оставшуюся жизнь. После выхода "Человека-амфибии" вы, вероятно, решили все свои материальные проблемы?

- Когда я уезжал после съемок, то остался еще и должен Ленинградской киностудии. Они мне переплатили 35 рублей, и я вернул их по почте. Конечно, моя актерская популярность помогла мне заработать какие-то деньги. Я ее нещадно эксплуатировал, выступая на выездных концертах, и благодаря этому успешно проскочил период безденежья, который бывает практически у каждого начинающего актера. А вообще-то я очень спокойно отношусь к деньгам. Я никогда не бедствовал, но в то же время и не купался в роскоши.

- Давайте поговорим об актерском ремесле. Работа над ролью... Что для вас важно, первостепенно?

- Я сейчас не буду рассуждать о каких-то чисто специфических моментах работы над ролью. Думаю, что читателю это не очень интересно. Могу лишь сказать о том, что для меня очень важно содержание пьесы - о чем она, какой глубинный смысл в ней заложен. Необходимо, чтобы текст меня внутренне "зажег". Через роль я пытаюсь выразить свое отношение к каким-то значимым для любого человека вещам.

- В день спектакля у вас, вероятно, есть свой, особый режим?

- Это, знаете ли, как у спортсмена. Есть "нарушители режима" и у спортсменов, и у актеров. Я к ним не принадлежу. Несмотря на то, что я в жизни достаточно "неупорядоченный" человек, в отношении работы проявляю немецкую аккуратность и пунктуальность. В день спектакля я просто обязан хорошо себя чувствовать. Должен быть в форме. Стараюсь не переедать, не волноваться. Но это отнюдь не означает, что мои близкие в этот день должны ходить передо мной на "цыпочках". А поскольку играю часто (до 20 спектаклей в месяц), то форму приходится держать постоянно. К сожалению, есть один недостаток - много курю.

- Чувствуете ли вы во время игры реакцию зала? Видите ли вы лица зрителей?

- Конечно, чувствую. Я вообще считаю, что без зрителя театр теряет всякий смысл. Всегда удивлялся режиссерам, утверждавшим, что театр для них - некая "лаборатория", а зритель - дело десятое. Все это, простите, напоминает онанизм. Я бы вообще не стал заниматься театром, если бы не имел возможность говорить людям со сцены о том, что меня волнует, и не чувствовал бы их ответной реакции. Что касается зрителей во время спектакля, то я не вижу их лиц, так как от рампы идет сильный свет на сцену. Но зал ощущаю как огромное, "дышащее" существо, которое либо покоряется тебе, либо, наоборот, становится хозяином, и тогда спектакль "валится".

- После спектакля ощущаете ли вы усталость, эмоциональную опустошенность?

- Чисто физически я не устаю. Во время спектакля идет энергетическая отдача. Но если он удался, то энергетика зала тут же возвращается к тебе. Получается своего рода энергетический круговорот. А потом, все же, игровая стихия не должна уходить из нашей профессии. По этому поводу мне как-то рассказали историю, произошедшую с известным американским актером Дастином Хофманом. Он снимался в картине с Лоуренсом Оливье, который был значительно старше. Съемки продолжались двенадцать часов. Хофман взмок и был похож на выжатый лимон. А Оливье, напротив, выглядел бодрым, шутил, улыбался. И Хоффман, не выдержав, спросил коллегу, как ему удалось сохранить силы.

"А вы играть не пробовали?" - последовал ответ. Вообще, после спектакля долго отходишь. Возбуждение очень сильное. Мы сразу не расходимся, минут 30 остываем. Прихожу домой, но долго не ложусь спать. Что-то читаю, думаю о прошедшем спектакле. Успокаиваюсь к ночи. Засыпаю часа в два, а в семь уже на ногах - нужно вести внука Егора в детский сад. Пяти часов сна мне вполне хватает.

- В некоторых спектаклях вы выходите на сцену десятки раз. Вероятно, после пятого или десятого выступления роль, в основном, исполняется на "автопилоте"

- Нет. Никогда. С одной стороны, я вроде уже знаю все "назубок". Выработался некий рефлекс, и я могу наблюдать со стороны как за собой, так и за партнерами. В то же время на каждом спектакле пытаешься как бы заново прожить жизнь своего героя. В том-то и прелесть профессии, что на ограниченном пространстве роли ты можешь импровизировать. Если это удается - возникает ощущение радости от собственных возможностей. И, кстати, зритель, который несколько раз был у нас на одном и том же спектакле, скажет вам, что все они разные.

- Как складываются ваши отношения с режиссерами?

- По-разному. Но, по крайней мере, в последние годы я не играю то, что мне не нравится. Нет момента принуждения. Отношения с режиссерами, как правило, товарищески доброжелательные, "соавторские".

- А не хотелось ли самому попробовать что-то сделать в режиссуре?

- Нет. Я очень уважаю эту профессию, и отлично понимаю, что она требует несколько иных качеств, нежели актерская. Другой способ мышления, темперамент, педагогические способности... Я по своему складу человек нетерпеливый, да и педагог, наверное, неважный.

- Кстати, насчет педагогики. Неужели не было приглашений?

- Приглашали, но нет времени. Я постоянно занят в театре. Сплошные репетиции, спектакли... С другой стороны, педагогика - это особый дар. Я не хочу никого обидеть, но точно знаю, что порой в театральных вузах преподают люди, имеющие весьма смутное представление об актерской профессии. А ведь главный предмет в театральном вузе - актерское мастерство. И как его можно преподавать, самому не будучи мастером - для меня загадка.

- Вы честолюбивый человек, творчески азартный

- Во мне совершенно отсутствуют две вещи - зависть (даже в хорошем смысле этого слова) и честолюбие. Может быть, это происходит от того, что популярность пришла ко мне довольно рано. Что касается творческого азарта, то он, безусловно, наличествует. Как говорил мне один из моих учителей: "Знаешь, в чем твоя задача на сцене? Переиграть партнера, сыграть лучше. И аналогичная задача должна быть у него. Вот тогда получится хороший спектакль".

- Приходилось ли вам в жизни использовать актерские способности?

- Практически нет. Я не люблю актеров в жизни. Актерством нужно заниматься на сцене. Знаете, когда-то давно, актеры Московского Художественного театра прибыли на свои первые гастроли в Петербург. На вокзале их встречали газетчики, рецензенты. Как им представлялось, на перрон должны были выйти вальяжные люди, в шубах с бобровыми воротниками и зычными голосами, которые тотчас же должны ехать к цыганам, пьянствовать, буйствовать и т.п. На самом деле мхатовцы выглядели совершенно обычно и никак не выделялись из общей толпы. И пишущая братия была потрясена этим фактом. Но самое большое потрясение они испытали на спектакле. На следующий день критики писали о том, что мхатовцы ничего не играют, у них все, как в жизни. Для самих актеров это был высший комплимент.

- В спектакле "Мужской род, единственное число" вместе с вами на сцене играет ваша дочь Ирина. Что вы испытываете, наблюдая за ее игрой?

- Я горжусь ею. Она по-настоящему способный человек. Ее профессиональный выбор во многом был предопределен. Я - актер, жена - актриса (Алла Константинова, актриса театра им. Станиславского. - Прим. ред.). На гастроли мы всегда брали Иру с собой. Она в театре с четырех лет. У нас в доме постоянно бывали замечательные актеры, режиссеры. Дочь дышала театральным воздухом. И плюс ко всему, наверное, сказались наши родительские гены. Если вы помните, в нашем обществе существовало своеобразное отношение к династиям. Были уважаемые династии - например, сталеваров, хлеборобов. А наряду с этим династия, предположим, работников торговли считалась "подозрительной". Примерно так же воспринималась и династия актеров. Но это восприятие людей неумных, недалеких. На самом деле дети, растущие в актерских семьях, очень хорошо знают, сколь тяжел этот труд и как зарабатываются деньги.

- Владимир Борисович, сейчас много говорится о кризисе российского театра. Что вы думаете по этому поводу?

- Понимаете, кризис можно накликать. Если все время говорить о том, что все плохо, то по каким-то неведомым психологическим законам это "плохо" наступит. Когда пишут о повальном, театральном кризисе, то я, как говорил Станиславский, "не верю". Представьте, в Москве существует, условно, десять театров. Во всех - плохо, в одном - хорошо. Значит, там кризиса нет. Значит, все зависит от людей, которые в этом театре собрались. У них есть интересные идеи, и они почувствовали то, что в данный момент нужно зрителю.

- А как быть с собственным творческим кризисом? Знакомо ли вам подобное состояние?

- Я Близнец по гороскопу. А согласно астрологии, главное свойство Близнецов - изменчивость. У меня постоянные перепады между эйфорией и депрессией. Причем все происходит без каких-то видимых причин. Так и качаюсь на "качелях". А с другой стороны, если по-думать - какой смысл быть пессимистом? Смысла нет, ибо в этом нет никакой радости. В любой, даже самой плохой, ситуации нужно, на мой взгляд, сохранять надежду на лучшее.

- Ваше отношение к антрепризе?

- Пока что антреприза мне не доказала, что в художественном отношении она выше, чем традиционный репертуарный театр. Я не очень верю, что, сбежавшись на некоторое время, можно создать театральный шедевр. На мой взгляд, если заглянуть поглубже, то обнаружится, что за всем этим зачастую стоят чисто экономические интересы.

- Ныне многие актеры снимаются в рекламе. Вы этим не занимаетесь - из принципа или нет предложений?

- Из принципа. А предложения были. Но я не снимаюсь и не буду сниматься. Во-первых, я ни в чем не нуждаюсь. Зачем же мне пускаться "во все тяжкие"? Во-вторых, рекламу просто ненавижу. Она запредельно пошлая. У меня лично обратная реакция на рекламу. То, что рекламируют, я просто перестаю покупать.

- Можно ли говорить о том, что в вашей иерархии жизненных ценностей работа занимает основное место?

- Я не считаю актерскую профессию лучшей на земле. Нет профессии, которая бы по своей ценности равнялась бы жизни. Лучшая профессия это сама жизнь. Все мои представления о счастье не лежат в профессиональной области. Более того, чем ты ближе к жизни, чем полнее ее проживаешь, тем больше успеешь сделать в искусстве.

- А в чем для вас заключается полнота жизни?

- В самых обычных человеческих радостях. Для меня жизнь - это моя семья, внук Егор, мои друзья. Я люблю природу, люблю интересное общение. Это и есть, на мой взгляд, высшие ценности жизни. Других еще никто не придумал.

- Сегодня книжные прилавки заполнены актерскими воспоминаниями. Актеры пишут о себе. Не пробовали ли вы написать мемуары?

- Одно издательство предложило мне это сделать. Мы заключили договор, мне предложили хороший гонорар. Все это выглядело очень соблазнительно. Я взял тетрадочку и уехал на дачу. Начал писать... Вроде бы даже неплохо получалось. А потом, как-то вернувшись в Москву, я остановился. Дело в том, что, перебирая свои альбомы по живописи, я наткнулся на знаменитый автопортрет Ван Гога. С отрезанным ухом, помните? Страшный автопортрет. Человек пришел к полному фиаско в своей жизни, потерпел полную катастрофу. И в то же время нашел мужество поведать миру жестокую правду о себе. Я долго рассматривал этот портрет и вдруг понял, что такую правду, до которой поднялся Ван Гог, я о себе написать не смогу. Без сомнения, я прожил достаточно интересную жизнь. В ней были встречи с разным людьми: встречался с Хрущевым и Ландау, дружил с Гагариным... Если обо всем об этом написать, то да, наверное это будет интересно. Но, как мне представляется, мемуары должны быть о другом. В общем, пока я прекратил это занятие. Не готов.

- В заключение традиционный вопрос. Над чем вы сейчас работаете?

- Репетирую в новом спектакле "Мещанин во дворянстве" по пьесе Мольера. В ноябре должна состояться премьера.

 

Беседовал Александр Гушанский



Анонсы, новости, мероприятия

Рынок рекрутмента в 2014-м подкорректировал прогнозы

Рынок подбора персонала своеобразно отреагировал на потрясения 2014 года. Согласно данным исследования, проведённого агентством Маграм, он сократился на 13%, хотя многие эксперты прогнозировали падение до 25-30%.

Горячая пора охраны труда

19 ноября в Москве прошла конференция «Обеспечение охраны труда в условиях новой государственной политики», которая собрала около 200 представителей государственных структур, юридических, научных и исследовательских организаций, экспертов и инженеров в области охраны труда.

Доброкон 2013

28 ноября 2013 года Лаборатория социальных инноваций Cloudwatcher в партнерстве с Департаментом культуры города Москвы проводят очередную Всероссийскую конференцию по развитию благотворительности, социального препринимательства и волонтерства «Доброкон-2013» по теме «Социальные технологии: власть, бизнес, общество – как эффективно инвестировать в общее благо».

Охрана труда: ветер перемен

19 ноября 2013 года пройдет конференция «Обеспечение охраны труда в условиях новой государственной политики», участниками которой станут представители государственных структур, юридических, научных и исследовательских организаций, эксперты в области охраны труда.

Подпишитесь на нашу рассылку

Приложения

Теперь зайти на сайт "Работа в Москве" из браузера Google Chrome можно всего в 1 клик. Поставьте себе совершенно бесплатно нашу кнопку из официального магазина Chrome Web Store и вы еще на шаг приблизитесь к работе вашей мечты! Установить удобную кнопку для вашего браузера!

Работа в Москве для Google Chrome

Наши партнеры

Вакансии, размещаемые на сайте "Работа в Москве" автоматически публикуются на портале TrudBox. Расширьте аудиторию - публикуйтесь у нас!

Работа в Москве на TrudBox